Черчесов

От ноунейма до ожога. Четыре разных Черчесова

Сборная России вернулась из космоса. Мы ее тут, на земле, не ждали, хотя и понимаем: топливо на исходе.
Неудача в Швеции, турнирная и творческая, отняла у сборной России слишком многое, чтобы относиться к ней всего лишь с сочувствием. Реанимировала версию о случайном характере успеха на чемпионате мира — раз, закрыла дорогу в топ Лиги наций — два, снизила шансы отобраться на Евро-2020 в обход квалификации — три.

А Станислав Черчесов, так уж вышло, прожил за год четыре тренерские жизни, и это как минимум: начал ноунеймом, высоко взлетел, задохнулся и получил ожог.

Вот такой сложился к концу футбольного года числовой ряд.

Черчесов неизвестный

Дело прошлое, но как не вспомнить, что 2018-й начался для сборной России с трех поражений подряд: 0:3 от Бразилии, 1:3 от Франции, 0:1 от Австрии. После Австрии была еще ничья с Турцией (1:1), но ведь турки нынче таковы, что их не обижает только больной и немощный.

Мы-то, конечно, считали, что знаем о главном тренере сборной почти все, а кем он был до лета для остального футбольного мира? Два трофея с польской пропиской — не тот бэкграунд, который помогает войти в клуб избранных.

Но на этом отрезке главный тренер сборной вел, как вскоре выяснилось, двойную жизнь. В первой, публичной, брал огонь на себя, принимал вызовы один за другим, держал и наносил удары — все, как он любит. Во второй, скрытой от недобрых взглядов, конструировал команду, которая стала одной из главных сенсаций чемпионата мира.

Черчесов космический

Без малого три месяца — вот сколько времени провел Черчесов на околоземной орбите. С 14 июня, когда состоялся разгром Саудовской Аравии (5:0) в матче открытия чемпионата мира, по 10 сентября — в этот день в контрольной встрече были уничтожены чехи (5:1).

В программе полета — похороны Испании и четвертьфинал ЧМ, всенародная любовь, вселенская слава, прямой звонок «оттуда», награды по заслугам, тысяча интервью и прочие важные бонусы. И главное: ладно скроенная, крепко сшитая игра созданной им команды.

«Ты просто космос, Стас!» — звучало из всех утюгов страны, и никак не сказать, что Черчесов сильно возражал. Ну уж нет, не для того он бился в кровь, чтобы удалиться с этой ярмарки тщеславия с пустым мешком.

Черчесов невезучий
К тому, что после чемпионата мира придется многое начинать фактически заново, Черчесов был готов, конечно, но всему же есть предел, братцы. Страшно даже считать потери. А ведь нужно.

Минус Акинфеев, Габулов, Игнашевич, Самедов, Жирков — принято, уважаем, решили как решили.

Минус Смольников, Фернандес, Кудряшов, Рауш (оборона), Зобнин, Петров, Дзагоев, Головин (середина), Черышев, Дзюба (атака) — травмы.

Минус Гранат, Кутепов, Смолов — наелись, выпали из обоймы, будем верить, что временно.

Минус Кокорин с Мамаевым наконец, о них тоже не забываем, это наш глубоко эшелонированный кадровый резерв.

Итого, если на круг, почти два состава. К решающему матчу Лиги наций в более или менее боевом состоянии из участников чемпионата мира подошли Кузяев, Ерохин и Газинский, а также примкнувший к ним уже в Стокгольме Дзюба.

Черной полосе Черчесова добавили мрака шведы, которые вывезли три очка из Турции и вынудили твердить ненавистное «Будем играть только на победу», но на самом деле планировать рациональную ничейку. А запас отпущенного на всех участников Лиги наций турнирного фарта вычерпали накануне голландцы, англичане и швейцарцы. На Россию его уже просто не хватило.

Да, Черчесов же к этому времени еще и самым проигрывающим тренером сборной России за всю ее историю как-то неожиданно стать ухитрился, вот незадача.

Черчесов приземленный

Два заключительных матча года — грусть, печаль, одно большое разочарование. Ноль забитых, пять пропущенных — пустота в атаке, мрак в обороне. И ошибки, тактические и кадровые, в которых Черчесов ни за что не признается, конечно, и за которые никогда не станет оправдываться. Не такое у него воспитание…

Давным-давно, в начале марта, я наблюдал Станислава Черчесова в довольно необычной для главного тренера сборной обстановке. По приглашению одного известного бренда он участвовал в Дне донора. Затмил, помнится, звезд шоу-бизнеса, сыпал цитатами, пылал остротами, дарил аллегории.

— Я родился высоко в горах, в Алагире, туда даже орлы не залетают. Как только орел долетел до Алагира, он тут же падает бездыханный, потому что ему воздуха не хватает. А мы там в футбол гоняли с утра до вечера и прошли, как потом выяснилось, какой-то путь. Почему? Потому что любили, хотели и немножечко могли.

Вот этого у него точно никто не отнимет — любит и хочет. А что немножечко может, нужно теперь доказывать заново. Воздуха не хватило, обнулился.